Проблемой добровольного изучения языков прикрывают политические цели

Идея объявить казаков отдельным народом принадлежит пособникам нацистов
24.07.2018
Дербент и Дагестан в фокусе современной азербайджанской историографии и геополитики
25.07.2018

Полемика вокруг законопроекта о преподавании национальных языков сформирована искусственно. Изначально она инициирована в Татарстане, где истинные причины связаны с торгом между регионом и федеральным центром.

Численность населения Республики Татарстан (далее РТ) 3,9 млн. человек. Доля городского населения 76,8 %. Татары – 53 %. Русские – 40 %. Глава субъекта входит в клан местных рублевых миллиардеров, которые опасаются утратить контроль над экономическими ресурсами региона и, прежде всего, над Публичным акционерным обществом «Татнефть» (занимает пятое место в России по объёму добычи нефти, сейчас 15 % доходов нефтедобывающей отрасли РТ остаются в субъекте – это 47 % всего собираемого в республике налога на прибыль). Их настораживает переход «Башнефти» в собственность «Роснефти». Об этой перспективе, по их мнению, свидетельствует банкротство в 2017 году «Татфондбанка».

В 50 % школ в Республике Татарстан обучение ведется на татарском языке (в основном в сельских районах с преимущественным проживанием татар). В остальных школах татарский язык преподавался в обязательном порядке, при этом количество часов превышало преподавание русского языка. Вместе с этим, за 25 лет постсоветского периода не была разработана система преподавания языка как иностранного. Вследствие этого, учащимся в городских школах, которые не были знакомы с языком с детских лет, было крайне трудно его изучать. Не было адаптированных программ. Также, в качестве изъяна в позиции нынешних защитников языка отмечается то, что за 25 лет отсутствуют какие либо значимые достижения в области сохранения национальной культуры. Например, не снято ни одного фильма на татарском языке.

В апреле 2017 г. депутаты Госсовета Татарстана выступили с критикой законопроекта, сравнив его с «холокостом», «репрессиями при Сталине» и назвав «приговором» для языков. Депутаты направили обращение спикеру Госдумы Вячеславу Володину. Комитеты парламента Дагестана поддержали законопроект о добровольном изучении родных языков. Глава Ингушетии заверил, что все ингуши в обязательном порядке будут изучать родной язык в республике.

В информационной сфере конфликт постоянно подогревается ИА «Радио Свобода» (сайты «ИдельРеалии», «Кавказ Реалии»). В Татарстане действует постоянный корреспондентский корпус агентства (4-5 человек). Непосредственно в Татарстане против законопроекта выступил республиканский Муфтий и ряд депутатов Государственного Совета (законодательного органа республики).

В Республиках Северного Кавказа протестная волна была подхвачена позже национальными и правозащитными активистами. Для данных субъектов проблема вообще не существовала ранее и была спровоцирована заброшенным в сеть Интернет фейком о том, что в одной из школ Кабардино-Балкарской республики родителей, якобы, принуждали подписать заявление об отказе в изучении родного языка.

В послесоветский период в Кабардино-Балкарии родные языки изучались по желанию родителей. При этом, в реальности в сельской местности с мононациональным составом населения национальные языки изучались преобладающим большинством учащихся (по сути, обязательно). В городах языки изучались по желанию родителей. В г. Нальчике в школе № 2 реализовывался эксперимент по преподаванию в начальной школе на родном языке всех предметов (однако эксперимент не был продолжен). Достижением КБР является наличие разработанных программ, адаптированных под учащихся сельских и городских школ. В условиях оттока из сельской местности северокавказского региона молодежи проблема сохранения языка приобрела актуальное значение.

Эксперты и экспертные учреждения не обсудили законопроект, не выработали компетентное мнение по этому вопросу. В итоге стала популярна точка зрения националистически настроенных общественников и либеральных СМИ (Радио Свобода, ОнКавказ, Кавказский узел). В результате планомерной пропаганды данными ресурсами своей позиции по языковому вопросу он рассматривается негативно. В общественном сознании эти интернет-ресурсы не имеют однозначной оценки. Нет критического отношения к ним, нет понимания двойных целей их деятельности. При отсутствии видимой альтернативы их правозащитной деятельности они приобрели определенное влияние в регионе.

Недавний круглый стол по языку в редакции газеты «Черновик» выглядел как цирковое представление (балаган) людей, которые не владели темой, напали на заместителя министра образования Ш. Алиева. К его чести, он грамотно все разъяснил. Они слушать не хотели. Гнули свою линию. Атмосфера накалялась до неприличия.

Вместо демагогии активистам нужно заняться реальной поддержкой языков. По мнению многих экспертов, сохранить языки можно лишь в условиях сельской местности, при сохранении мононациональных селений.
Наряду с этим, активизировались кумыкские общественники (Фонд поддержки молодежи имени Султан Мута Тарковского, руководитель Надырсолтан Абдурахманов), которые высказали предложения по усовершенствованию программы самих учебников по национальным языкам и ведению уроков, в целом, презентовали идеи проведения этнолагерей (решили апробировать идею летом этого года), а также фестивалей кумыкской культуры и языка. Активисты озвучили намерение организовать взаимодействие с национально-культурными объединениями РД и Северного Кавказа по вопросу издания учебников, организовать расширенное собрание с участием ответственных работников из Министерства образования Республики Дагестан и Института педагогики им А. Тахо-Годи, разработать программу по проведению этнолагеря при содействии управления образования Каякентского района Дагестана. Помимо самого обучения и совершенствования родной речи, программа будет содержать инструменты приобщения к культуре и истории кумыкского народа (этноэкспедиции по историческим местам и культурно значимым местам кумыкских сел и районов).

Деструктивную позицию занял и ректор Адыгейского государственного университета, фактически, поддержавший «языковых активистов».
Скандальная оппозиционная риторика, очевидно, вредит делу сохранения языка и культур. Активисты признают, что на добровольных началах языки изучаться не будут. Они изначально не верят в востребованность языков на добровольной основе. Таким образом, признав свое бессилие, требуют от государства неких административных мер вместо того, чтобы заняться популяризацией языка, культуры, продвигая её в том числе за границей.
Навязываемый ими компромиссный вариант закрепляет обязательность изучения родного языка, при этом сам язык выбирается. Данный вариант несет в себе серьезный конфликтный потенциал, поскольку будет разделять людей в школах по признаку национальной принадлежности на русских и не русских. Т.е. в данной постановке вопроса скрывается логическая ошибка. Выбрав национальный язык, учащийся признает, что русский для него не родной. Уравнять по значению русский и иные языки невозможно. И выставить русский не родным тоже не правильно. Национальную культуру нельзя насильно заставить признавать. Ты либо её признаешь, либо нет.
На практике этот «компромиссный» вариант может быть приемлем лишь для национальных республик, где на законодательном уровне закреплено понятие субьектообразующий народ. Но, в случае принятия подобного варианта, может сложиться ситуация, когда любой гражданин может потребовать в любом месте РФ изучать свой родной язык (будь то турецкий, либо английский).

Таким образом, мы имеем широкий общественный резонанс, выдаваемый рядом ресурсов за мнение большинства народов. Официальные власти дистанцируются от проблемы (президент Татарстана, главы республик СКФО за исключением Ингушетии), тем самым потворствуя данной интерпретации. Филологи Северного Кавказа недоумевают от такой некомпетентной и политически обусловленной постановки вопроса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *