Куда ушли пожертвования дагестанцев на фильм «Имам Шамиль — Ахульго»?

Великий комбинатор по-дагестански
31.08.2018
Борясь со своими, помогаешь чужим
09.10.2018

Публикация «Великий комбинатор по-дагестански» вызвала живейший интерес среди читателей нашего портала. За неделю с ней ознакомились несколько тысяч человек. Активное обсуждение личности и дел героя публикации до сих пор наблюдается в комментариях. Наиболее характерные из них представлены ниже.

Багаутдин Казимагомедов
Да, да, как же, помню, в Кизилюртовском районе и не только, по домам ходили, как цыгане попрошайничали, помогите, кто чем может. Если не изменяет память и в мечети в пятницу коробку ставили.

Ибрагим Бадышев
И по больницам ходили, у врачей просили.

Курбанмагомед Ахмедов
Он у бедных ничего не просит, пусть у крахаборов клянчит и по возможности доведёт дело до ума и действительно организует съёмки этого фильма.

Кудрат Абеев
С работников учреждений Рутульского района взыскали принудительно деньги с их зарплат на создание этого шедевра.

Альберт Эседов
Со всех ведомств добровольно-принудительно вроде собирали средства. Письма вроде рассылались с номером счета и со словами, что кино под патронажем самого Абдулатипова будет. Если не ошибаюсь, бюджет в 200 млн. был.

balu_05_05
Сей, так называемый Остап Бендер, соизволил почтить своим визитом и наше сельхозпредприятие. Начал художественно рассказывать о своих заслугах, о своих замыслах про фильм о имаме Шамиле, о том как его поддерживает в этом вопросе сам господин Абдулатипов, который является председателем попечительского совета. Буквально на следующий же день звонит и спрашивает в какой сумме мы можем оказать ему финансовую помощь для реализации его проекта. Получив от нас вежливый отказ, сей господин сразу же задает вопрос, мол куда и когда можно отправить машину за мясом, объясняя это тем, что в фильме снимается много актеров и их надо мол кормить каждый день. Но великий комбинатор и тут получил соответствующий отказ, на что этот аферист сказал, что вынужден будет пожаловаться Аблулатипову. Тут, как говорится простая душа колхозника, то бишь моя не выдержала, и великий комбинатор был послан на три буквы и с продолжением еще куда подальше, в ответ на это послышались короткие гудки, видно благородные уши Остапа, не слышали подобных ругательств, и больше он нас не беспокоил.

Мы связались с Магомедом Ариповичем Абдулкадыровым и задали ему несколько вопросов, связанных со съемками фильма «Имам Шамиль. Ахульго». Изложим коротко суть беседы.

Создание фильма продолжается 25 лет, но он уже готов на 95 %, и в новогодние праздники 2019 года должен выйти на экраны. Исторические сведения для фильма черпает вдохновение из уст потомков самого имама Шамиля и даже для большей историчности планирует взять в жены чеченку. Это означает односторонность и предвзятость в освещении событий того времени, поэтому фильм нельзя рассматривать в качестве исторического. Духовное управление мусульман не оказывает финансовой помощи создателю фильма, а властные структуры Дагестана оказывают только моральную поддержку. Кинокартина снимается за счет средств семьи М.А. Абдулкадырова, а на деньги, которые раньше собирали с жителей Дагестана в качестве пожертвований, были сняты три любительских фильма. Если к вам кто-то придет за деньгами на производство этого фильма, знайте, что это самозванец, органы власти и духовные лица не имеют к этому отношения.

Ложность высказываний М.А. Абдулкадырова о «только моральной» поддержке со стороны органов власти Дагестана доказывает официальное письмо, направленное им председателю правительства республики А.М. Гамидову с просьбой о финансовой помощи и векселя, выпущенные ООО «Кинокомпанией «Дагестан» для получения денег от бюджетников республики. Переводной вексель — это безусловный приказ лица, выдавшего вексель (векселедателя), своему должнику (плательщику) уплатить указанную в векселе денежную сумму в соответствии с условиями данного векселя третьему лицу (векселедержателю). То есть с легкой руки героя нашей статьи определенное количество жителей Дагестана взяли и записали в должники возглавляемой им организации.

В ближайшее время наша редакция также постарается получить в Минобразования Дагестана ответ на главный вопрос: как любительские творения героя нашего сюжета стали преподаваться детям в качестве правдивой истории Дагестана и России и давно ли чиновники травят этой гремучей смесью неокрепший детский разум?

Ниже приводим расшифровку беседы.

— На сайте кинокомпании «Дагестан» указано, что у истоков проекта стоят такие люди, как Ахмат-Хаджи Кадыров. Утверждается, что он лично вызвался Вам помочь и обещал содействие в подготовке фильма об имаме Шамиле. Для чего он обратился к другу, председателю попечительского комитета Совета муфтиев России Фариду Фарисову. Так ли это?

— Это так. Конкретные числа, разговоры и даты, кто вам нужен? Так оно и было.

— Имам Шамиль был имамом Дагестана и Чечни, и является известной исторической личностью.  Оказывается ли в настоящее время Вам какая-либо поддержка со стороны руководства Чечни?

— От руководства Чечни на данный момент, кроме моральной поддержки, ничего нет. Потому  что этот разговор был у меня с отцом Рамзана Ахматовича Кадырова, Ахмат-Хаджи Кадыровым и Абдул Гамидовичем. Абдул Гамидович очень набожный, известный человек. Он тоже переживал, чтобы кино осуществлялось, но, к сожалению, Ахмат-Хаджи покинул этот мир, и так я остался без его поддержки.

Рамзану Ахматовичу об этом кино говорили, он знает, но у него другое видение личности имама Шамиля, поэтому его каждое решение я уважаю. Может быть, на этот вопрос он ответит лучше, при моей встрече с ним, если на то будет воля Всевышнего. Мы с ним встретимся, и я задам ему вопрос, почему так получилось, что его отец начал, а он сам, кроме как моральной поддержки, это же его затея, это же он сделал, хотя эта идея была озвучена в присутствии свидетелей, в присутствии его родственников. Ахмат-Хаджи ее поддерживал.

Нужно финансировать этот проект, он должен служить уроком традиционного ислама. Как завещал имам Шамиль, навечно и дружно жить с Россией, кавказцам. Шамиль был имамом не только Чечни и Дагестана, но и всего Кавказа. Он был великим государственным строителем, стратегом, патриотом. Наша цель – показать зрителям урок истории.

— Как вы можете охарактеризовать свой проект? На какого зрителя он рассчитан, в чем его главная цель?

— Мы хотим показать урок истории тех времен. В непростое время ханов, беков, где царствовали разврат и невежество. Именно имам Шамиль встал против этого невежества.

— У Вас идет творческое взаимодействие с творческими коллективами Чечни или других регионов Северного Кавказа? Кто-то помогает Вам при съемках фильма?

— Я недавно направил в Чечню в Министерство культуры письмо, обращение о взаимодействии в одном сюжете, что было связано с историей. Когда на подмогу в Ахульго скачут чеченцы, но они не смогли пройти, так как дорога была закрыта. Мне ответили: — «Создавайте, мы же Вам не мешаем. Информационную поддержку мы Вам создадим».

Дагестан и Чечня это дружная семья, мы – соседи. Мы их очень уважаем. Я даже думаю жениться на чеченке, чтобы сблизить наши дружеские, соседские отношения.

— Известно, что в подготовке сценария Вам помогал сам Расул Гамзатов. И даже подписал с Вами контракт на участие в качестве консультанта. Кроме того, считается, что ваша работа это воплощение его давней мечты о создании такого кинофильма. Может быть, стоит шире распространять эту информацию для популяризации этого кинопроекта?

— Расул Гамзатов был моим учителем, и учителем всего народа. Расул Гамзатов сотрудничал с нами, он был нашим семейным другом, его отец дружил с моим отцом. Он подписал контракт по содействию в написании сценария. Конечно, после его ухода и ухода А. Кадырова, когда история стала никому не нужна… Расул Гамзатов выступал с такими лозунгами. Олигархам и политикам не нужна история.

Вам действительно помогают в создании кинокартины руководство «Мосфильма» и «Ленфильма», Константин Эрнст, Леонид Пичугин?

— Эрнст, Пичугин и другие люди работают, когда у тебя в кармане деньги есть. Если денег нет, то они годами заставляют ждать у проходной «Ленфильма». Когда они сотрудничают, они выставляют счет и смету.

Сценаристами фильма действительно были такие люди, как Светлана Кармалита, Эдуард Володарский, Михаил Коновальчук?

— Это так, но этот сценарий не был принят в связи с тем, что в нем была сильно искажена история во благо творчества.  Было выдумано много сюжетов, и, в конце концов, наш попечительский совет не принял этот сценарий. Они написали новый сценарий, и его не приняли. Мы написали третий сценарий на «Мосфильме», уже под нашим контролем и пристальным вниманием нашего попечительского совета, и он был принят. После этого, мы почти воплотили этот проект, готов сценарий, съемки завершены на 95 %. К концу 2018 года, на новогодние каникулы зрители смогут увидеть большое кино в кинотеатрах ближнего и дальнего зарубежья, но в первую очередь в аулах Дагестана, других регионов Кавказа и Росси.

— Не кажется ли Вам, что поднимаемая в фильме тема является слишком сложной, и может быть не всеми воспринята однозначно, а также может создать напряженность на национальной и религиозной почве? Как Вы оформляете битву при Ахульго в качестве призыва к дружбе, миру, добрососедству народов Кавказа и России?

— Никакой сложности нет. Если ты создаешь историю, такой же, какой она была, и сегодняшние политики говорят, что имам Шамиль — великий предводитель и духовный учитель Кавказа и России. Тем более, что он завещал Кавказу дружно жить с Россией. Мы не хотим обманывать зрителей, хотим показать всё, что было. Не так, как историки пишут в книгах… я читаю историю из уст предков и самого имама Шамиля. Он — учитель не только для меня, но и для Владимира Путина.

Какое значение, на Ваш взгляд, имела битва при Ахульго, и с какими событиями мировой истории ее можно сопоставить? В каких исторических источниках можно узнать численность противоборствующих сторон, количество погибших, пленных и итоги сражения?

— У нас таких точных данных нет. Эти цифры я не скажу, но мы привыкли слышать о 40-тысячной армии генерала Граббе. Но не это было бедой, дело в том, что Хунзахский хан и другие ханы были самыми большими врагами Шамиля. А, как у нас говорят, активные действия царской армии, само противоборство, создавали местные ханы и беки, выступавшие справедливости и объединения имама Шамиля и его мюридов.

— Из каких исторических источников Вы черпали информацию?

— Из уст потомков имама Шамиля.

— За счет каких средств происходят съемки фильма? Может быть, вам помогает руководство республики Дагестан, чиновники?

— Руководство республики Дагестан никакой поддержки, кроме моральной, не оказывает. Министр культуры Дагестана помогает «для галочки». Говорила: — «Ну, хорошо, приехал к Вам Сидихин, Горобченко. Привезем к вам на съемки Сабитова, Коста Бутаеви, других известных актеров». Никакой финансовой поддержки нет, а финансирование идет от нашей большой семьи. Мы объединились и создаем этот проект.

— Можно часто услышать, что совершаются дворовые обходы, собираются какие-то средства, выпускались ценные бумаги для сбора средств на создание фильма.

— Я 25 лет занимаюсь созданием этого фильма. После ухода Ахмата-Хаджи Кадырова мне пришлось с протянутой рукой делать дворовые обходы. Мы создали фильмы «Имам Шамиль» часть I, часть II, часть III, но всё это любительские картины. А потом, основательно подготовившись, я перешел к профессиональному созданию картины «Имам Шамиль. Ахульго». Предыдущие три проекта, которые мы создавали за счет дворовых обходов, были любительскими.

Но все же мы смогли донести до детей историю. Сейчас на уроках истории в Дагестане рассказывают об имамах Гази Магомеде, Гамзат Беке и Шамиле. Таким образом, мы через любительское кино смогли донести до детей историю Дагестана и всей России.

— Духовенство принимает участие в создании Вашего фильма? Возможно, они консультируют Вас по определенным вопросам, хотят помочь денежными средствами?

— Духовное управление это не коммерческий или государственный банк. Мы идем туда за духовной пищей и получаем там даже не столько исторический, сколько духовный подход. У меня есть человек, с которым я контактирую, председатель Духовного управления мусульман Дагестана, шейх Ахмат-Хаджи Абдулаев предоставил нам хорошего историка и набожного духовного консультанта. С этими двумя людьми я продвигаю свой проект. В Духовном управлении ты получаешь урок духовного очищения, но ни в коем случае не ведешь там денежные дела. Они вносят не коммерческий, а исторический и духовный вклад.

— В фильме снимаются профессиональные актеры?

— Профессиональные артисты у нас со стороны царской армии. Генерала Граббе играет Сидихин, Горобченко играет генерала Пулло. Также в фильме снимаются Сабитов и Коста Ботаев.

Елена Ленц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *