ЗАВЕРШЕНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ НА СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ КАВКАЗЕ В СЕРЕДИНЕ XIX В.

«ВСЕ СОСЕДИ ПРЕДЪЯВИЛИ НЕПОМЕРНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ: …ТРЕБУЮТ ОТРЕЗОК, ВСЕЛЕНИЯ, ДАЖЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ»…
11.12.2018
Геноцид черкесов и истинные интересы народов Кавказа
25.12.2018

Повышенное внимание общества вызывает актуальная память. События прошлого порождают мемориальные конфликты, достаточно конфронтационные дискуссии между сторонниками и противниками различных версий событий прошлого. В академической среде подобные споры выдерживаются, (хотя и не всегда), в рамках определенных приличий, но среди обычных людей они чаще всего превращаются в банальную склоку, где аргументы оппонента не имеют значения. Как правило, в таких дискуссиях наиболее категоричны люди, имеющие поверхностное представление о сути исторических явлений.

Нельзя недооценивать разрушительный потенциал таких интеллектуальных баталий. Они давно и успешно используются в политической практике, став инструментом в так называемой прокси-войне (опосредованная, гибридная война). Не является исключением и наш Северный Кавказ, где не всегда успешное и оперативное решение насущных проблем настоящего времени подстегнуло интерес к прошлому. Отдаленные исторические эпохи зачастую подаются как некий «золотой век», крушение которого произошло из-за вмешательства внешней чуждой силы, роль которой отводится России. Примеров тому множество, что не меняет сути главной задачи – демонизировать Россию, убедить в невозможности создания доброжелательных межэтнических отношений в общем государстве.

Среди наиболее популярных сюжетов, используемых в прокси-войне, фигурируют события так называемой Кавказской войны. В преддверии Олимпиады в Сочи активизировался процесс исторического мифотворчества вокруг черкесской проблематики, муссировался вопрос о геноциде, якобы имевшем место в XIX столетии. Приводимые доводы сводятся к тому, что адыгов переселяли насильственно на земли, непригодные для жизни; Сочи – место, где уничтожили убыхов, а их малочисленные остатки умерли на чужбине, да и вообще, у адыгов не оставалось никакой возможности остаться на земле предков и т.п. При ближайшем рассмотрении оказывается, что все эти факты не соответствуют действительности и написаны скорее «по мотивам» событий. Со стороны самых высоких российских инстанций (императора!) звучали призывы прекратить вооруженное сопротивление и переселиться на плоскость – в места, где по соседству уже живут русские поселенцы, своим примером доказывая преимущества жизни на равнине. Альтернативой могла быть только продолжающаяся война. Аргументом в пользу тех, кто внял доводам рассудка, служат аулы Уляп, Хатукай, Кошехабль… Убыхи в полном составе организованно перебрались в Османскую империю, но будучи носителями пограничной (между абхазами и адыгами) идентичности, ассимилировались в новых условиях.

Вернёмся к финалу вооруженного противостояния на Северо-Западном Кавказе. Уже к лету 1863 г. было очевидно, что у «немирных» горцев нет иного выбора, кроме как подчиниться российской власти. Сыграли свою роль хозяйственный и природный факторы. По воспоминаниям Михаила Ивановича Венюкова, непосредственного участника этих событий, «граф Евдокимов … успел заключить с абадзехами перемирие, выгодное для обеих сторон; потому что каждая могла предаться полевым работам – косьбе, жатве и пр. В деле этом нам славно помогла саранча, которая поела у абадзехов почти весь хлеб, так что им приходилось покупать его в наших станицах». Такая картина явно не соответствует заявлениям о «непримиримой вражде» между горцами и русскими.

В конце августа был отдан приказ начать наступление на юг, чтобы подавить последние очаги сопротивления. Сразу бросалось в глаза, что накал противоборства снизился. Незначительные стычки с небольшими неприятельскими партиями уже не увлекали большинство населения. Доказательством успехов действий российского командования было то, что появилась возможность начать постепенный вывод из Кубанской области частей, необходимость в присутствии которых теперь отпала. В свои штаб-квартиры в Закавказском крае возвращались сводно-стрелковые батальоны Эриванского, Грузинского, Тифлисского, Мингрельского гренадёрских полков, 1-й Кавказский стрелковый батальон.

Всё явственнее ощущалась усталость от войны, которую испытывали отчаявшиеся причерноморские племена, уже не верившие в возможность укрыться от неприятеля за природными твердынями. Понимали это и в Петербурге. В день празднования своего восшествия на престол Александр II счёл необходимым ещё раз подчеркнуть заслуги Николая Ивановича Евдокимова. Императорским указом от 19 февраля 1864 г. он был произведён в генералы от инфантерии, чтобы уже в этом звании завершить умиротворение Северо-Западного Кавказа. На специально выделенном для этого пароходе граф добрался 30 марта к устью р. Сочи, где его ждала торжественная встреча. Через несколько дней к Н.И. Евдокимову присоединился и наместник, великий князь Михаил Николаевич. Поздравляя своих солдат и офицеров, он принял депутатов от горских обществ, которые заверили его в своей преданности престолу и нежелании продолжать вооружённую борьбу.

Основные усилия были направлены не на вооружённое противоборство, а на прокладку дорог к труднодоступным ущельям, где располагались селения, в лояльности которых командование сомневалось. Для этого были сформированы три отряда, которые к началу мая успешно справились с этой задачей. Теперь оставалось лишь поставить символическую точку, знаменующую завершение долгого вооружённого противостояния. И ею должен был стать парад войск-победителей. Сбор войск завершился к 20 мая, и на следующий день в урочище Кбаада состоялись смотр войск и торжественный молебен по случаю умиротворения Северо-Западного Кавказа.

Таким образом, на месте проведения будущей олимпиады никаких кровопролитных сражений просто не происходило, а знаменитая Красная поляна названа так по растущему здесь в изобилии папоротнику, имеющему в сумерках красноватый оттенок. Говоря о невзгодах и гибели в пути части мухаджиров, необходимо помнить, что это было вызвано не злым умыслом российской администрации, а тем, что исход адыгского населения, сагитированного своими вождями, приобрел массовый, неконтролируемый характер. Обеспечить переселенцев всем необходимым оказалось невозможно, хотя государство и выделяло для этого значительные финансовые средства.

Подводя краткий итог, отметим, что внимание к обозначенной теме обусловлено зачастую не столько научным, сколько политическим интересом. Свою подпитку «черкесский вопрос» получил со стороны государств, которые используются для создания вокруг России конфликтного пространства. И хотя после 2014 г. интерес к данной проблеме значительно снизился, это не значит, что он исчерпан. Его латентный потенциал периодически актуализируется и применяется для шантажа российского государства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *