Казаки – плоть от плоти русского народа

В мечтах о новом хозяине
07.06.2019
Просто мы не дошли дотуда, докуда надо
12.06.2019

Исторический факт, что  казаки не являются неким отдельным народом, как некоторые из них сейчас себя позиционируют, вызывает бурю возмущения у определенной категории граждан. Существует масса общедоступной общеобразовательной литературы, на которую смело можно опираться в этом вопросе и по ней составить вполне объективную картину.

Первое, что предъявляют, это то, что казаки составляют отдельный этнос и что все грамотные специалисты якобы сегодня знают об этом. На самом деле это явная и намеренная ложь. Даже если брать одно только Донское казачество, а всего, смею напомнить, к началу XX века в России было 11 казачьих  войск, значительно различавшихся между собой. Среди исследователей существует два подхода – социальный и этносоциальный. Если мы обратимся к истории вопроса, то попытки выделить казаков в отдельный этнос предпринимались еще Татищевым в XVIII веке, выдвигавшим гипотезу о черкесском и татарском происхождении. Близкую точку зрения высказывал Ригельман, однако это, подчеркну, все так же осталось на уровне гипотез. В то же время именно социальную версию происхождения казаков, то есть от беглых крестьян или разбойников, поддерживали настоящие корифеи отечественной историографии, такие как Карамзин, Соловьев, Ключевский и многие другие. При этом источники XVI-XVII веков подтверждают, что так полагали и сами казаки, заявляя: «Отбегаем мы из того государства Московского, из работы вечной, из холопства невольного, от бояр и от дворян государевых». Так, теми или иными этническими изысканиями с целью обособить казаков от русского народа пытались заниматься в основном представители белой эмиграции, в советской же историографии преобладал сословный подход, хотя это вовсе не значит, что этнические гипотезы не допускались. Напротив, ими тоже пробовали заниматься, просто они не находили себе достаточных научных подтверждений.

Я приведу выдержку из учебника, которым сами же националисты пытались передо мной размахивать, «История донского казачества» под ред. А.В. Венкова. «Советская концепция современными идеологами казачьего движения пренебрежительно именуется как беглохолопская, между тем, такое пренебрежение идет от слабого знания целого массива письменных источников по истории казачества XVI-XVII веков, а также состояния историографии этой проблемы. Вместе с тем, содержанию и смыслу письменных источников наиболее соответствует взгляд на происхождение казачества в эпоху позднего русского Средневековья XVI века за счет выходцев из русских земель и в связи с происходившими процессами».

Кроме того, к огорчению донских националистов даже выдвигаемая сегодня некоторыми специалистами субэтническая концепция происхождения казачества не помогает отделиться от основообразующего русского народа, поскольку само понятие субэтнос говорит за себя: «Общность людей, живущая более или менее компактно на определенной территории, адаптированная к природным условиям этой территории своим хозяйством, материальной и отчасти духовной культурой, осознающая это единство и использующая единое самоназвание, т. е. отвечающая большинству признаков этноса. Однако по своему происхождению, языку и многим элементам культуры субэтнос представляет собой часть более широкой этнической общности…» (Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М., 1983)

Иными словами мы возвращаемся все к тому же социальному фактору, то есть к тому, что образ жизни и обособленность казачества обусловлены именно его военизированным сословным положением плюс особенностями окраинных территорий, где конечно происходило определенное смешение с южно-восточными этносами, но в основе своей казачество оставалось русским. Это подтверждает и недавний антропологический анализ Кашибадзе и Насонова, и тот простой факт, что у казаков никогда не было своего языка, а были только говоры и диалекты, и наконец то, что донские, кубанские, уральские, терские, астраханские, сибирские и прочие казаки не только никогда не представляли единой культурно-этнической общности, но даже внутри самих войск различались и по культуре, и по говору, и по этническим компонентам, и даже по принадлежности к религии.

Так что, никаких оснований для выделения казаков в отдельный народ не существует. Они имеют ровно те же отличительные признаки, как и другие группы великороссов. В зависимости от региона есть свои говоры, элементы культуры, особенности территории, а в некоторых случаях частичное этносмешение, но от этого великороссы не перестают быть великороссами. В основе же сегодняшнего яростного стремления националистов, именующих себя казаками, отделиться в некий отдельный народ лежит исключительно идеология, политика и именно это и делает их столь агрессивными, невосприимчивыми к диалогу, и конечно в таком состоянии людям что-то доказать очень сложно.

Марианна Рейбо

http://len.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *