Кабардинская аристократия на военной службе в России

Дербент и Дагестан в фокусе современной азербайджанской историографии и геополитики
25.07.2018
Кто продвигает идею украинской Кубани в социальных сетях?
03.08.2018

До сих пор, несмотря на большое количество работ, посвященных этой теме, в ней нет полной ясности, в первую очередь, по причине необъективного освещения данного вопроса учеными, менявшими свою точку зрения в зависимости от пожеланий властных структур Кабардино-Балкарии.

До 1990 г. кабардинские историки в один голос утверждали, что Кабарда присоединилась к России в 1557 г., при Иване Грозном, по инициативе князя Темрюка Идарова. После начала «Перестройки», решив, что такое раннее присоединение не престижно, многие из них стали называть другую дату, весьма далекую от первой – 1822 г. Затем вновь стала утверждаться прежняя дата, с намерением широко отпраздновать 450-летие вхождения Кабарды в состав России. Это подтверждается сведениями С.Броневского: «В 1608 г. князь Сунчалей прибыл в Москву для подтверждения подданства их царю Борису Годунову. С таковым же покорством присланы были в 1608 году царю Василию Шуйскому от князя Шолоха и прочих. В 1615 г. царю Михаилу Федоровичу прибыли посланники князья Камбулат, Сунчалей Янглычевич и Шогенук Мурза Безлуков» [Броневский, с.82]. В прочем, посылали своих послов к Лжедмитрию, заявляя о своей верности и готовности служить ему [Кудашев, с.33]. После смерти Михаила Федоровича кабардинские князья беспрекословно были приведены к присяге новому царю Алексею Михайловичу на прежних основаниях [Там же, с.39]. Это продолжалось при Петре I, Анне Иоанновне, Екатерине II и последующих российских императорах.

В Нальчике воздвигнуты два противоречащих друг другу памятника: в честь добровольного присоединения к России и окончания (100 летней?) войны на Кавказе. C присоединением вроде бы все ясно, но о какой войне идет речь? Давайте разберемся.

Чеченский историк Я.З. Ахмадов пишет: «Царская Россия всячески поддерживала кабардинских князей за их подданство и помощь в проведении ее политики на Кавказе. Именно по их просьбе во второй половине XVI века состоялись три похода царских войск на Северном Кавказе (1560, 1562, 1566 гг.) для защиты Темрюка и его сторонников от недругов» [Я.З. Ахмадов, с.21-26].

В. Кудашев отмечает: « В 1758 г. некоторые из кабардинских князей принимали участие в походе кизлярского коменданта Фрауэндорфа против чеченцев» [Там же с.60].

Доктор исторических наук Н.А. Смирнов пишет: «Кабардинцы не раз на деле показали свою приверженность к России. В 1768 г. они отогнали кубанского Сокур Аслан-бека, который с отрядом в 4 тыс. человек пытался прорваться к Моздоку и Кизляру, а в 1769 поддержали калмыков, разгромивших закубанцев» [Н.А. Смирнов «Политика России на Кавказе XVI-XIX веках» М.,1958. С.95].

«Царское правительство, будучи заинтересовано в военной подготовке кавказских народов, приняло в 1786 г. важное решения о формировании местных войск из горских народов, в частности в Большой и Малой Кабарде. Согласно рескрипту Екатерины II на имя Г.А. Потемкина-Таврического от 26 августа 1786 г., население Кабарды объявлялось «поселенным войском», из которого для действительной службы выделялись: от Большой Кабарды – шесть сотен при двадцати князях и двадцати четырех узденях, от Малой Кабарды — три сотни при шести князях и двадцати узденях. Всем находящим на службе назначалось жалованье: князьям по 120 руб., узденям по 50 руб. и рядовым по 12 в год, кроме того, холста на 2 рубашки или дополнительно по 2 руб. в год» [Смирнов, с.131].

Изначально на кабардинские части возлагалась задача обороны от набегов закубанцев, но в последующем они в большей степени сами участвовали в закубанских рейдах.

Исследователь Кавказской войны И.Бутков отмечает, что в 1783 г. кабардинские князья написали письмо командующему Кавказским корпусом П.С. Потемкину «с изъявлением готовности идти в закубанский поход с русскими войсками», письмо это подписано десятью князьями [КРО, т.2, №255, с.358]. После этого князь П.С. Потемкин предпринял учредить милицию из кабардинцев [«Материалы для истории Кавказа», СПб. 1869 г. с.172,173].

Кабардинцы участвовали в военной экспедиции генерала Текелли на Анапу и Суджук: «…при нем находился в сем походе, своими узденями, владелец Атажука Хамурзин». [Бутков, с.223]. В экспедиции генерала Засса за Кубань, участвовали два батальона Кабардинского егерского полка [«Неизвестные страницы Кавказской войны», перевод с француз. К.А.Мальбахова, Нальчик, 2012. с.59].

Об участии кабардинских ополченцев в военных экспедициях русской армии за Кубанью против шапсугов и абадзехов упоминается в трудах генерала Р.А.Фадеева: «Летучий отряд составленный, преимущественно из кабардинской милиции, обыскивал горы в давно занятом районе, между Белой и Пшехой, и даже нашел много селений, забившихся между недоступными крутизнами» [«Кавказская война», М., 2003 г. с.184]. В современном понятии – это зачистка территорий, в которых уцелело местное население.

И. Бутков указывает, что с генералом Горичем участвовали в покорении шестиродных абазинцев и башилбаев. Далее напали на кипчакских татар, и с ними то же, что и с бесланеевцами учинили, и возвратились от речки Урупа». В том же году, но уже с генерал-майором Горичем-младшим напали «на толпу чеченцев, возвращавшихся из наших границ с добычею» [Бутков, с.206-207].

В 1791 г. был представлен список отличившихся «в ревностной службе» кабардинских князей и узденей генерал-аншефу И.В. Гудовичу для награждения [КРО, т,2,с.375].

В 1807 г. И.В. Гудович включил кабардинских феодалов с ополчением в поход на Чечню. «Кабардинские князья были готовы быть солидарными с российскими властями в тех вопросах, которые не касались их собственных привилегий. К тому же участие в экспедиции сулило кабардинцам богатую добычу и т.п. Таким образом, к 8-тысячному отряду ген. С.А. Булгакова прибавилось около 3,5 тысяч кабардинцев» [АКАК., Т.3.с.647].

Есть пример, когда в начале января 1822 года кабардинцы-бабуковцы участвовали в рейде майора Тарановского, но уже в Кабарду: «…в районе Шалушки им удалось захватить 600 голов скота, и уничтожить кабардинский пикет, застигнутый врасплох» [Живая старина», №2, г. Нальчик- 1992г. с.12].

Согласно сведениям из книги «Утверждение русского владычества на Кавказе», при уничтожении, и разграблении аула Карамурзина на Лабе генералом А.А.Вельяминовым также участвовали и кабардинцы. Непосредственно «летучим отрядом» командовал князь Темирбулат (в крещении Федор Александрович) Бекович-Черкасский [«Утверждение русского владычества на Кавказе». Т. 3, ч.2 – Тифлис, 1904. с.190-198].

В 1825 г. вступивший в командование войсками на Кавказской линии Вельяминов призвал Бековича-Черкасского заменить заболевшего Коцырева. Ермолов лично разрешил им поиски за Кубанью беглых кабардинцев, приказав «употребить все средства к наказанию вредных изменников и разорить их пристанище» [Зубов, с.127].  Целью русских войск были аулы самого богатого и влиятельного из кабардинских владельцев Али Карамурзина, при котором находились лучшие его уздени – «цвет беглой Кабарды» [Потто, Т.2.с.459]. Ночью 4 апреля Бекович-Черкасский неожиданно напал на аул «в глубоком сне и совершенной беспечности».

Российские власти повсеместно старались привлекать в свои экспедиции представителей местных народов. За участие в экспедициях за Кубань в 1862 г. золотой шпагой с надписью «За храбрость» был награжден Фица Абдрахманов [Бейтуганов, с.9]. Как отмечает С.Н. Бейтуганов: «В этой экспедиции наряду с начальником милиции, как он характеризуется в документе, «неустрашимым полковником Абдрахмановым», участвовал Исмаил Хагундоков своими узденями. В последствие И. Хагундоков опубликовал статью «Из записок черкеса» в «Военном сборнике» 1867 г. «Здесь подробно описаны основные события одной экспедиции 12-тысячного отряда в Закубанье, в которой принимали участие гостившие тогда на Кавказе принц Альберт Прусский, находившийся в отряде Хагундокова и великий князь-наместник…

«Его королевское высочество простился с милиционерами, выразив им полное удовольствие за усердную службу и обещав засвидетельствовать перед государем императором их преданность престолу». Заметим, именно преданность престолу и была вознаграждена как повышение в чине, должности, так и наделением обоих офицеров (Ф.Абдрахманова и И.Хагундокова) большими земельными участками [Бейтуганов, с.116].

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *