Идея объявить казаков отдельным народом принадлежит пособникам нацистов

О нации, национальности и языке
24.07.2018
Проблемой добровольного изучения языков прикрывают политические цели
24.07.2018

Некоторые общественники на юге России пытаются провозгласить казаков отдельным народом.  Начало этому процессу в современной России положил закон 1991 года «О реабилитации репрессированных народов», куда было официально включено казачество, и вот с тех пор разговоры о казачестве, как отдельном народе не утихают. В частности, этот вопрос поднимал лидер оппозиционной партии ПАРНАС Михаил Касьянов.

В современной России часть националистически настроенных граждан очень любит порассуждать об этносах, субэтносах или нациях. Они любят подчеркнуть свою отдельность от русского и тем более советского народа. Если бы полторы сотни лет назад казакам сказали, что они представляют собой некий отдельный от русских народ, они могли бы и зарубить смутьяна, потому что и сами казаки, себя считали и являлись, неотделимой частью русского народа с его языком, традициями, религией, экономикой – всеми частями жизни. Это вполне естественно, потому что казачество это никакой не народ, а военизированное сословие, которое возникло из вооруженных формирований, создававшимися так называемыми вольными людьми. В первую очередь это были беглые крестьяне, бывшие крепостные, опальные боярские холопы. Часть из них составляли те, кто спасался от постоянных татарских набегов, искал более спокойное и защищенное место обитания. Такие люди бежали на пограничные земли, где их было сложнее достать: на Енисей, в низовья Волги, Днепра, и, конечно, Дона, потому, что знали, что с Дона выдачи нет. Так что казаки это плоть от плоти русского народа, не считая нюансов, которые свойственны всем пограничным поселенческим обществам, это небольшая примесь южной и кавказской крови. Сословный характер казачества со всеми его правами и обязанностями был законодательно установлен еще при Екатерине II в 1775 году. Из казаков можно было исключить, в них можно было вступить или самовольно выйти, что подчеркивает сословный, а не этнический характер казачества.

Откуда же взялись эти разговоры о казаках как об отдельном народе, и, главное, зачем? Чтобы это понять, обратимся к истории донского казачества во время Гражданской войны и непосредственно к воспоминаниям атамана Всевеликого войска Донского Петра Николаевича Краснова, который сыграл в этом не последнюю роль. Вопреки тому, что Петр Николаевич, по его же собственному признанию, еще летом 1917 года доказывал казакам «Географическую невозможность создания самостоятельной казачьей республики», уже весной 1918 года сам же Краснов, при благословении и содействии войск Германского императора основывает на Дону самостоятельную казачью республику, где активно занимается репрессиями, а также идеологической пропагандой. По его собственным словам большевизму атаман противопоставил шовинизм, интернационалу – яркий национализм. И тут Краснов попадает в двусмысленную ситуацию, потому что с одной стороны он пропагандирует русский национализм, на первое место он выдвигает освобождение русской земли от большевиков, а с другой  стороны принимает помощь немецких интервентов. По его же словам «Без немцев Дону не освободиться от большевиков. Это было общее мнение фронтового казачества». Ситуация сложилась щекотливая, и вот как сам Краснов оправдывался перед казаками за такое сотрудничество с немцами.

«Да, да господа. Добровольческая армия чиста и непогрешима.

Но ведь это я, донской атаман, своими грязными руками беру немецкие снаряды и патроны, омываю их в волнах тихого Дона и чистенькими передаю Добровольческой армии! Весь позор этого дела лежит на мне!»

П. Н. Краснов. На внутреннем фронте // Революция и Гражданская война в описаниях белогвардейцев. Т.3. М.-Л., 1926. С 140

Подчеркнем: изначально ориентация Краснова изначально была русской националистической, но она не прижилась в силу двух мощнейших факторов: зависимости от немецких интервентов и кровавого противостояния белоказаков донскому неказацкому населению, крестьянскому, которое практически поголовно было на стороне красных.

Приведем ключевую цитату из воспоминаний Краснова, которая является определяющей для всего, что было впоследствии.

«Атаман вступил в управление войском вскоре после Каледина, которого погубило доверие к крестьянам, знаменитый «паритет». Дон раскололся в это время на два лагеря – казаки и крестьяне. Крестьяне за малым исключением были большевиками. Там, где были крестьянские слободы, восстания против казаков не утихали. Весь север Войска донского, где крестьяне преобладали над казаками, (…) был залит казачьей кровью в борьбе с крестьянами и рабочими. Попытки ставить крестьян в ряды донских полков кончались катастрофой. Крестьяне изменяли казакам, уходили к большевикам и насильно, на муки и смерть, уводили с собой донских офицеров. Война с большевиками на Дону имела уже характер не политической или классовой борьбы, не гражданской войны, а войны народной, национальной. Казаки отстаивали свои казачьи права от русских».

П. Н. Краснов. На внутреннем фронте // Революция и Гражданская война в описаниях белогвардейцев. Т.3. М.-Л., 1926. С 149

Вот оно, начало отделения себя от русских. Это проявило себя окончательно значительно позже, уже в годы Великой Отечественной войны, поскольку после окончательной победы большевиков в Гражданской войне многие представители казачества отправились в эмиграцию, где продолжили активную антибольшевистскую пропаганду и борьбу с советской властью. Их усилия не остались незамеченными нацистской Германией, и нацисты сделали казакам такой подарок: они провозгласили их отдельным от русских народом, потомками остготов, принадлежащими к высшей арийской расе. Результат себя ждать не заставил. Уже 22 июня 1941 года Краснов обращается к казакам с воззванием поддержать Германию в ее войне с коммунистами и евреями на территории Советского Союза. От слов его приспешники немедленно переходят к делу.

Так с легкой руки Краснова, а также, Шкуро, Кононова и других предателей и негодяев, к концу 1941 года в Вермахте и СС формируются казачьи разведывательно-диверсионные подразделения, а к осени 1942 года, когда нацисты захватывают Дон и часть Кубани, ряды коллаборационистов уже пополняет местное население, которое проявляло недовольство советской властью. Формируются два крупных объединения казаков-коллаборационистов «Казачий стан» и 600-й полк донских казаков, который перерастает в 1-ю Казачью дивизию СС, а затем в 15-й Кавалерийский казачий корпус СС под командованием Гельмута фон Панвица.

Всего по подсчетам исследователей на сторону Гитлера во время Великой Отечественной войны перешло порядка 70 тыс. казаков. Даже после того, как произошел окончательный перелом в войне, и победа Советской армии была очевидна, все равно казаки коллаборационисты верой и правдой продолжали служить Гитлеру, в надежде где-то укрыться и организовать свою независимую казачью республику. Если уж не на территории Дона, то под солнцем Италии или где-то еще.

Как иллюстрация еще одна цитата из обращения Краснова в Потсдаме летом 1944 года.

«Казаки, помните, вы не русские, вы – казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь».

Чем это закончилось хорошо известно. «Казачий стан» пытался укрыться от заслуженной кары в Австрии, однако, происходит знаменитая выдача в Лиенце и Юденбурге казаков-коллаборационистов нашими союзниками Великобританией и США. Согласно данным доклада начальника войск НКВД 3-го Украинского фонта Павлова, было выдано около 45 тыс. человек. Пособников нацистов судили. Руководителей, в том числе Петра Краснова, приговорили к казни через повешение как предателей Родины.

Теперь, к сожалению, настали времена, когда из предателей пытаются сделать героев. То и дело норовят поставить им памятник или повесить мемориальную доску, заодно возрождая нацистские мифы про некий отдельный казачий народ. Самое обидное в контексте этого, что в нашей Советской армии было огромное количество казаков, которые доблестно сражались против Гитлера. Более 100 тыс. казаков получили ордена и медали, более 250 казаков удостоились высокого звания Героя Советского Союза, наглядно показав, за кем осталась историческая правда.

Елена Ленц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *