Бандитизм в Чечне в первой половине XX века

Ауховский район это вредная затея
26.11.2018
«ВСЕ СОСЕДИ ПРЕДЪЯВИЛИ НЕПОМЕРНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ: …ТРЕБУЮТ ОТРЕЗОК, ВСЕЛЕНИЯ, ДАЖЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ»…
11.12.2018

Советская власть в первые годы своего существования относилась к чеченцам и другим горским народам крайне лояльно. Согласно официальной идеологии считалось, что Российская империя была тюрьмой народов, где все национальности, кроме русских, всячески угнетались. После окончания Гражданской войны и национально-территориального размежевания чеченцы получили большое количество земли, которая была изъята у терского казачества. Но вскоре выяснилось, что вместо того, чтобы вести мирный земледельческий труд, некоторые из них предпочитают добывать себе средства на жизнь с помощью бандитизма.

Документы Северо-Кавказского военного округа начала 1920-х годов пестрят сообщениями о нападениях чеченских банд. При этом в них четко указывается, что уровень бандитизма в горских областях Северного Кавказа гораздо выше, чем в русских, но и среди горцев Чечня выделялась чрезвычайно высоким уровнем бандитизма. В1925 году была проведена войсковая операция по разоружению Чечни. В отличие от действий российской армии в 1990-е годы, эта кампания прошла достаточно быстро и с достаточно малой кровью. В ней было задействовано чуть более 8 тыс. бойцов, которые провели практически поголовное разоружение населения, было изъято свыше 25 тыс. винтовок, 4 тыс. револьверов. Окружив очередное селение, командование Красной армии предъявляло ультиматум: его жители должны были выдать определенное количество оружия, которое у них есть по заранее разведанным данным и выдать скрывающихся бандитов, о которых всё было заранее известно. В случае отказа по аулу открывался ружейно-пулеметный огонь, могла быть применена артиллерия. Всего из 242 аулов 101 был подвергнут обстрелам и 16 бомбардировкам. Такие меры не привели к массовым потерям среди мирного населения (было убито всего несколько человек), но дало нужные результаты: оружие было сдано и было выдано свыше 300 бандитов, из которых более 100 было расстреляно. Возможно, что эти люди сейчас тоже считаются народными героями и невинными жертвами политических репрессий. Такого «вразумления» хватило ненадолго. Уже в начале 1930-х годов в Чечне снова наблюдается подъем бандитизма и замечены антисоветские выступления. В 1937-38 годах была осуществлена еще одна военная операция по разоружению Чечни, во время которой было изъято свыше 10 тыс. единиц оружия, но к моменту начала Великой Отечественной войны обстановка на территории Чечни вновь была неспокойной.

На территории Чечено-ингушской АССР с 1941 по 1944 годы включительно было убито, взято в плен или явилось с повинной свыше 4500 бандитов. В тылу Красной армии было организовано три крупных восстания. Первое — осенью 1941 года, а два других — летом и осенью 1942 года, как раз в тот момент, когда немцы прорвались на южном фланге советско-германского фронта и вышли в предгорья Кавказа. Восстание в Веденском районе осенью 1942 года было организовано заброшенной туда диверсионной группой во главе с немецким унтер-офицером Реккертом. Когда фронт приблизился к границам Чечено-Ингушской АССР, и немцы начали туда массовую заброску парашютистов, и им оказывался достаточно доброжелательный прием со стороны местного населения. Советские и партийные функционеры из числа национальных кадров, по мере приближения фронта бросали свои посты, и, либо просто бежали, либо уходили в горы и примыкали к бандитам. Например, восстание в августе 1942 года организовал Майербек Шерипов, младший брат знаменитого Асланбека Шерипова, героя Гражданской войны, устанавливавшего советскую власть в Чечне. Переходя на нелегальное положение, Майербек Шерипов заявил буквально следующее, что его брат в 1917 году предвидел свержение царя и поэтому пошел к большевикам, а он сейчас видит, что советской власти пришел конец и поэтому пойдет к немцам. Терпеть такое поведение было нельзя, тем более, когда немцы были отброшены от Северного Кавказа, бандитские проявления продолжались. Поэтому в феврале 1944 года было организовано массовое выселение чеченского народа с Северного Кавказа в Среднюю Азию.

Нам любят рассказывать, что во время переселения наблюдалась массовая смертность. Что люди умирали, и конвой их выкидывал из вагонов. Такие рассказы абсурдны, потому что переселенцы были контингентом строгой отчетности. Органы НКВД очень строго следили за тем, сколько народа было погружено в каждый эшелон и сколько фактически прибыло на место. Если бы начальник эшелона и сопровождающие не смогли бы отчитаться по каждому факту смертности, то их ждало обвинение в том, что они оказали пособничество бандитам и помогли им бежать. По данным отчетности НКВД во время депортации из свыше 400 тыс. человек 1270 человек умерло в пути, и еще 50 человек было убито при попытках сопротивления депортации.

Советская власть не ставила перед собой задачи уничтожить чеченский народ в местах новых поселений. Чеченцев обеспечивали работой, давали образование. К сожалению, в местах ссылки наблюдался весьма высокий уровень смертности. Это было вызвано во многом объективными причинами — в разоренной войной стране просто не хватало продовольствия, существовали проблемы с обустройством на новых местах, плохо оказывалась медицинская помощь. В то же время это было вызвано и особенностями поведения части чеченцев. Например, выселенные немцы в Средней Азии сразу же устраивались на работу, вели себя вполне лояльно и зарабатывали на жизнь честным трудом. Представители же чеченского народа на новых местах часто начинали заниматься бандитизмом и грабежами. Для того, чтобы доказать беспристрастность этого факта, можно сослаться на А.И. Солженицына, у которого это всё прекрасно описано в «Архипелаге ГУЛАГ».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *