Что препятствует репатриации черкесов в Россию?

Кто такой Мартин Кочесоков?
29.05.2019
Бессмысленно и беспощадно борется «Фортанга орг» с Юнусбеком Евкуровым
02.06.2019

С весны 2011 года на территории Сирийской арабской республики продолжается вооружённый конфликт, унёсший сотни тысяч человеческих жизней. Миллионы сирийских граждан были вынуждены покинуть свои дома. В число пострадавших от военных действий входят и проживающие в республике черкесы. По некоторым оценкам до начала конфликта в Сирии черкесская диаспора насчитывала около 160 тысяч. Их предки переселились в Османскую империю с территории Северного Кавказа после окончания Кавказской войны во второй половине XIX века. Помимо Сирии, черкесы сегодня проживают в Турции, Иордании, Ливии, Израиле и других странах.
Адыгские общественные деятели и активисты выступают за репатриацию, т.е. возвращение живущих за границей соотечественников. Ещё в конце 1990-х в Адыгею приехала группа адыгов-репатриантов из Косова, спасавшихся от войны. Им было выделено место для нового аула, который получил название Мафэхабль. Аул находится в пригороде Майкопа. Местные власти оказали помощь и материальную поддержку переселенцам. После того, как в Россию начали переселяться беженцы из Сирии, в Мафэхабле для них так же были выделены земельные участки. На данный момент в нашей стране проживает около 2 тысяч сирийских черкесов. Десятки молодых беженцев получают образование в российских вузах на бюджетной основе.
Несмотря на определённые успехи в размещении сирийских черкесов, некоторые общественные деятели, организации, СМИ выступают с критикой российской миграционной политики. Они утверждают, что федеральная миграционная служба (ФМС) должна упростить процедуру въезда и получения гражданства сирийскими черкесами. Почему же сирийским черкесам не предоставляются льготные возможности для переезда в Россию?
Переселение на Северный Кавказ нескольких тысяч беженцев может повлечь за собой серьёзные негативные экономические и социальные последствия. Их адаптация и обустройство на новом месте ляжет тяжёлым бременем на дотационные бюджеты регионов. Едва ли у местных властей хватит ресурсов построить ещё несколько аулов, подобных Мафэхаблю и раздать каждой семье по 3 гектара земли в собственность, как это было сделано для косовских черкесов.
Более того, размещение тысяч беженцев по данному сценарию может вызвать справедливое недовольство со стороны российских граждан разных национальностей, проживающих в регионах юга России. Почему для улучшения своих жилищных условий или расширения земельных угодий они должны брать кредиты, а беженцы за счёт бюджета будут получать дома и землю? Помимо жилья беженцам понадобятся школы, больницы, поликлиники, которых сейчас не хватает и для самих жителей юга России. Репатриация нескольких тысяч человек может усугубить и без того непростую ситуацию на рынке труда южных регионов.
С другой стороны, государство должно ответственно относиться к тем людям, которых оно размещает на своей территории. Неприемлемо формировать избыточные ожидания у прибывающих в страну переселенцев. Негативным историческим примером подобного является политика Османской империи в 1860-е годы в отношении кавказских мухаджиров. Турецкие эмиссары описывали черкесам прекрасные картины будущей жизни в единоверной империи. На деле оказалось, что Стамбул был не готов к приёму сотен тысяч переселенцев, многие из которых погибли в карантинных лагерях от голода и болезней.
Кампанией по переселению в Россию нескольких тысяч людей могут воспользоваться мошенники и нечистые на руку чиновники различных стран. Перед чемпионатом мира по футболу 2018 года в странах Ближнего Востока и Африки открыто торговали Fan ID — паспортами болельщика, дающими право на безвизовый въезд в Россию. Предприимчивые торговцы вводили в заблуждение тысячи жителей бедных стран, которые покупая заветный документ, надеялись остаться жить в далёкой северной стране или отправиться оттуда в Европу. Не случится ли подобная ситуация с массовой репатриацией сирийских черкесов? Выдавая себя за репатриантов, в страну могут устремиться арабы, турки и представители других народов Ближнего Востока. Проблема расселения и обустройства этих людей может повлечь за собой непредсказуемые последствия для российского общества.
Под видом беженцев в страну могут проникнуть и члены ИГ (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ – прим. Авт.). Регулярные новости о борьбе с террористами, приходящие из Тюмени, Магнитогорска, Владимира, регионов Северного Кавказа подтверждают наличие пристального внимания террористических организаций к нашей стране.
Важным является языковой и культурный вопрос. Для получения вида на жительство мигранты обязаны сдать экзамен на знание русского языка, истории и основ законодательства РФ. При получении гражданства испытание проводится только по русскому языку. Данное условие подвергается критике со стороны адыгских общественных деятелей. Они настаивают на продолжительной отсрочке или отмене экзаменов для репатриантов, обосновывая это тем, что они владеют адыгским языком, который является государственным в Адыгее наравне с русским. Общественники упрекают федеральные власти в языковой дискриминации сирийских черкесов, которые в отличие от русскоязычных беженцев из восточных регионов Украины не имеют права на упрощённое получение гражданства.
Действительно, для жителей отдельных территорий бывшего СССР существует особый порядок получения гражданства. В том числе паспорта РФ имеют многие жители частично признанных кавказских республик Абхазии и Южной Осетии. Необходимо понимать, что данные страны и территории непосредственно граничат с Россией. Более того, жители Абхазии, Южной Осетии, отдельных территорий Луганской и Донецкой областей Украины на протяжении долгого времени проживали в едином с россиянами культурно-историческом пространстве. Для этих людей не составляет большого труда интегрироваться в общественную и экономическую жизнь нашей страны.
Другое дело – черкесские репатрианты. Их предки переселились на Ближний Восток более ста лет назад. В турецкой и арабской культурной среде выросло несколько поколений черкесов. Готовы ли они к единению с проживающими в нашей стране людьми? Если черкесские репатрианты затрудняются выучить базовые основы русского языка, законодательства и истории, как они в дальнейшем будут жить и работать в нашем многонациональном обществе? При этом важно понимать, что задания вовсе не сложные. Это специально разработанные интернациональные экзамены, специально рассчитанные на носителей других языков. Практика подобных испытаний существует во многих странах. Например, при получении гражданства США претендент обязан сдать экзамен по английскому языку, несмотря на то, что в южных штатах проживают миллионы испаноговорящих жителей. Вместо критики миграционного законодательства адыгские общественники могли бы занять более конструктивную позицию. У них наверняка есть возможность помочь своим сирийским соотечественникам в изучении государственных языков Адыгеи, нашего общего законодательства и истории, в том числе и при помощи интернета.
Наконец, вызывает недоумение и настороженность явно антироссийская позиция некоторых зарубежных черкесских организаций. Они продолжают возлагать вину исключительно на Россию за трагические события исхода черкесов в Османскую империю в 1860-е годы, повлекшего за собой многочисленные жертвы. При этом ответственность представителей адыгской знати и султанского правительства они стараются не замечать. Россию продолжают несправедливо обвинять в геноциде адыгов. Более того, в Стамбуле у стен российского консульства время от времени проходят многочисленные демонстрации турецких черкесов, на которых звучат лозунги: «Геноцид ваш! Сопротивление наше!», «Убийца, Россия, уходи с Кавказа!», «Черкесия не станет русской землей!», «Оккупация ваша! Сопротивление наше!» и т.д. И это в то время, когда Россия размещает на своей территории тысячи репатриантов и беженцев, даёт им не только кров и работу, но и обучает в университетах их детей на бюджетной основе.
Вопрос переселения черкесских репатриантов на территорию России является важным для нашего общества и государства. Наша страна имеет существенный позитивный опыт размещения и адаптации черкесских репатриантов на своей территории. Стремление некоторых общественных деятелей переселить на Северный Кавказ тысячи беженцев с Ближнего Востока без учёта объективных обстоятельств и возможных экономических и социальных последствий, видится нами как минимум безответственным. Репатрианты, желающие переселиться в южные регионы нашей страны должны делать определённые усилия на встречу социально-экономической и культурной интеграции в российское многонациональное пространство. Продолжающаяся агрессивная антироссийская риторика некоторых зарубежных черкесских организаций порождает атмосферу недоверия и препятствует конструктивному диалогу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *